Rambler's Top100


   Наш адрес:
   111401, Москва,
   ул. Металлургов, 5
   тел. (095) 306-3273
   по четвергам с 19.00
   info@perovo-speleo.ru
   Схема проезда.

   Speleo-flash --»

   Screensavers
   & wallpapers --»

    Наши друзья:

   АльТуризм
  
  
  
  

    Счетчики:

   Экстремальный портал VVV.RU
  
   Rambler's Top100
  
  МИР ПУТЕШЕСТВИЙ и ПРИКЛЮЧЕНИЙ
О клубе (About) Спелео новости (Speleo News) Наши спелео экспедиции (Our speleo expeditions) Пещеры (Caves) Спелеобиблиотека (Library) Спелео ссылки (Speleo links) Спелео форум (Speleo phorum) Фотогалерея (Speleo photos)
Капова - 91
Дневник Владимира Киселева

        Сроки: 24 марта-2 апреля 1991г.
     Участники: Комаров Виктор, Киселев Владимир, Новиков Игорь с Костей (*1), Петров Владимир.

     21 марта
      Вместе с Полом Вейлом (*2), прилетевшим вчера, отбываем на Владивостокском поезде, в вагоне СВ до Перми. Поезд опаздывает на 2 часа.

     22 марта
      Прибываем в Пермь с опозданием на 2,5 часа. К счастью, электричка также задерживается. Через 2 часа мы в Кунгуре. Здесь уже закончилось совещание по карсту, но гуляния еще продолжаются. Почти все ребята знакомые - Климчук, Коржик, Демин, Андрей Филиппов… Пьянка до 2-х ночи.

     23 марта
      Весь день проходит в переговорах. Подъезжают люди из Свердловска - Мерзляков и Плишкин. В 6 вечера идем в пещеру с приехавшими Глебом и Натальей (*3). Пока готовимся к съемкам, свет гаснет. До 9 вечера упражняемся в съемке снежных кристаллов. В 10 возвращаемся в стационар и я бегу с гостиницу за рюкзаком. Забыв спальник и ложку, возвращаюсь допаковывать мешок и мы вместе с Васей Мерзляковым, Деминым и В. Ефимовым быстрым шагом "бежим" на вокзал к нашему скорому поезду Москва-Лена. Он опаздывает на 7(!) часов, но мы узнаем об этом слишком поздно. Шуша и Бабанин уезжают раньше нас, хотя их поезд на 2 часа позже по расписанию. Светик Дякин подходит поздороваться. Наконец наш "скорый" приходит и мы стараемся отоспаться.

     25 марта
     В Свердловске мы слишком поздно для наших с Леней Деминым рейсов. Но ему везет - его рейс задержан и он успевает сесть. Я же торчу в аэропорту до 2100, пытаясь влезть на подсадку рейсов до Магнитогорска или Уфы. Итак, в 2330 я в Магнитогорске, сначала в аэропорту, затем на вокзале, где успел купить билет до Белорецка. В 6 утра я в Белорецке, но следов Вовы Петрова и Комарова не видно. Понимаю, что я ошибся на сутки, вычисляя их прибытие. Ну что же - поживем день в Белорецке. Хождение по городу в поисках столовой, баня, гостиница. На автостанции беру 5 билетов на завтрашний рейс до Бурзяна (Старосубхангулово).
     В гостинице с 1900 крутят "видики". Смотрим с соседом две первые серии "Полицейской Академии" и пьем чай.

     26 марта
     Подъем в 430 и прогулка до автобусной остановки. На вокзале, к моему удивлению, ребят опять нет. После долгих расспросов очевидцев выясняю, что они уехали на автостанцию еще ночным автобусом. Возвращаюсь туда. 3 часа на свежем воздухе - плата за спешку Вовы и Вити. В 6 открывается станция и мы греемся там. Из-за плохой дороги на Бурзян ходит лишь один "автобус" в день - "КАМАЗ" с вахтовкой. Если бы я вчера не взял билеты, мы бы не уехали - сегодня их уже не продают - мало мест. Грузимся вместе с многочисленным "скарбом" и через 4 часа выходим в Бурзяне. Напротив исполкома стоит "Урал" совхоза "Шульган-Таш" и мы договариваемся с водителем, что он захватит нас.
     В ожидании отъезда изучаем местные лозунги (благо их здесь, как и в Белорецке, больше, чем в Москве в застойные времена), дважды кормимся в столовой, покупаем хлеб и посещаем местные магазины. Переезд "с ветерком" в Гадельгареево. По дороге - остановка в сельпо, где Вова покупает обнову - кирзовые сапоги. Наконец, в 1800 мы у конторы заповедника. В комнате - Хасан Ахметович Ягудин, который встречал нас и 2 года назад. Сегодня попасть к пещере шансов нет - надо везти незаготовленные дрова, тракторист пьян, директор еще не вернулся из Бурзяна… Ночуем в "гостинице" - просторной комнате большой избы.

     27 марта
     С 10 утра стоим у конторы. После общения с директором Абдуловым Марселем Рахимяновичем, которому я оставляю письмо Юрия Ляхницкого и наши фото с 1989г, мы ждем починки трактора, тележку, бензопилу… И все же приходится везти вещи на санках и "Буране" - тележка занята. Я сажусь на санки, Вова и Витя едут на тракторе. На повороте, еще в селе, санки заносит так круто, что они встают на бок, а я вылетаю. Пересаживаюсь на другой край, затем к водителю - Хасану Ягудину, но снегоход "Буран" еле тянет. Перекладываем груз, смещая центр тяжести назад. Теперь мы легко заезжаем даже на горку. Остановка у ручья Шульган близ сторожки. По дороге проезжаем деревья с пучками травы - следы прошлогоднего паводка, затопившего всю пойму и снесшего немало домов и сараев. Трава застряла на высоте 2,5-3м от земли. Хасан Ахметович уточнил, что у кордона дома заливало под крышу, после чего последние его обитатели переехали в село. Сторожку снесло к реке и ее возвращали на место трактором. Сейчас в доме живет лесник-сторож. Это молодой башкирский парень. На время нашей работы сторожа не будет.
      Пока тракторист и Хасан с лесником возвращаются за дровами - в заповеднике ничего рубить нельзя - я бегу с выданными ключами на проверку в пещеру - закрыты ли двери. Обе двери открыты. Пока мы располагаемся в избе, подвозят дрова, три длинных ствола, но вскоре пила ломается. Переносим напиленное к дому и рубим на поленья.
     К 1700 Витя угощает хозяев спиртом - у него завтра день рожденья и мы ведем застольные беседы. Наконец, перекусив, идем в пещеру - посмотреть привходовую часть и поснимать великолепные ледяные палочные сталагмиты и не менее прекрасные рисунки человека палеолита. Среди рисунков преобладают мамонты, лошади и символические знаки. Лишь в Зале Рисунков (2 этаж), куда мы также добираемся, имеется также и изображение бизона.
     Притомленные, возвращаемся в избу и уже в 2200 готовимся ко сну. В окне свет - значит Игорь успел добраться самостоятельно. Мы ждали его еще в Белорецке, но из-за опоздания самолета Свердловск-Уфа он не сумел прибыть вовремя. Удивительно еще, как он сумел упросить водителя автобуса взять их до Бурзяна. От Гадельгареево они шли сюда пешком. Ну что же, завтра мы сможем выступить впятером.

 
*1 - Игорь Новиков - свердловский спелеолог, сыну Косте около 12 лет.
*2 - Английский спелеолог.
*3 - Глеб и Наталья Семеновы.

 
     28 марта
     Встаем в 8 утра выспавшиеся - печка была горячей до утра. Моя простуда все еще не проходит - ангина и сопли. Может, погружения помогут? Собравшись, выходим в 11 часов. На пару часов застреваем в привходовых залах на фотосъемку. У лестницы нас уже ждет двухбаллонник и груза. Мы несем еще один двухбаллонник, груза, бидон с фонарями и легочниками, мешок с ластами и гидрами, мешок с навеской. Мы с Игорем прихватили еще и по емкости с фото. Никто не забыт, даже Костя несет свой мешок. До щели доходим быстро, но ее прохождение дается с трудом - сужение проходим чуть ли не на выдохе, а два "куля" у нас толще, чем надо. Следующее препятствие - "колодец 33 м", который мы безошибочно находим. Игорь завязывает за глыбу веревку, а я спускаюсь на каталке к концу крутой части. Это зал Бездна, по дну которого течет река Шульган. До реки еще далеко и я спускаюсь по склону, частично занесенному песком. Похоже, что прошлогодний паводок сказался и здесь - вода поднималась выше чем на 10 м. Сейчас уровень низкий - даже на 1-1,5 м ниже чем в наш визит 2 года назад. Игорь уходит наверх помочь спуститься Косте, а мы готовимся к погружению. Витя собирает аппараты, а я, одев гидру, приступаю к фото и осмотру сифона вниз по течению. Через 30 м от берега свод окончательно уходит под воду. У самого сифона плавает много "мелкопузырчатой" старой и ржавой пены. С каких это пор она здесь - с осени?
     Аппараты готовы. Витя садится на камень у берега, а я одеваю за спину двухбаллонник. Привычным движением пристегиваю нож, в воде влезаю в ласты. Прощальные кадры и телефонный провод с катушки разматывается вслед. К сифону подплываю уже обжатый и ухожу вниз. Пока продолжения нет и приходится плыть вниз и вправо. Вот и проход. Устремляюсь туда. Течение не ощущается - сечение относительно большое. Видимость - метров до трех. С трудом ворочаю шеей - мешают каска с фонарями и обжатый капюшон. Глубина то нарастает до 12 м, то уменьшается до 4-5 м. Кажется, что уже пора всплывать, но каменный свод пресекает эти попытки.
     Через 70 м ход резко поворачивает направо. Плыву вдоль стены долго, метров 20. Похоже, что это тупиковый зал. Дыхание, затрудненное вначале (простуда) восстановилось. Но вернуться и начать поиски продолжения непросто - я уже замутил воду и видимость упала. Приходится возвращаться - 3 рывка. На "горках" опять приходится продуваться. С трудом нахожу провод, хотя он намотан на правую ладонь и пристегнут карабином к страховочному концу.
     По дороге два раза привсплываю к своду. В одном месте скопилось немного воздуха, но глубина на глубиномере 2м. Во втором, близ конца, пузыре можно всплыть - высота метра 3, диаметр 4 м. Снова ухожу вниз и метров через 15 всплываю в озере. Не останавливаясь, переворачиваюсь на спину и, выплюнув загубник, тяжело дыша гребу к берегу. Сообщаю ребятам о результатах, снимаю аппарат. Баллон, из которого я дышал, опустел на 80 атм из 150. Похоже, что левая нога немного протекла. Обе перчатки, обжатые на кольцах, порвались и рукавицы промокли. Вода, слава богу, не холодная и можно терпеть, не то что талая вода 2 года назад. Тогда от холода ломило суставы.
     Иду на разведку в сифон вверх по течению. Игорь, Вова и Костик сопровождают меня до озера (у них нет гидр), где делают несколько снимков. Плыву в ластах по длинному (около 40 м) озеру с "полусифоном" (50см) посередине. Здесь летом 1964 г утонул уфимский спелеолог Насонов Валерий. За озером широкая галерея с рекой. Фактически это 3 зала, переходящие один в другой. В дальнем - обрушившийся склон и свод завалили ручей, выбивающийся из-под правой стены. Под завалом видны 3-4 лужи-окна. В два из них погружаюсь с головой, надев маску и подводный фонарь. Вроде бы плыть можно - сифон широкий и завален не полностью. Возвращаюсь к баллонам. Забрав все необходимое, мы с Витей тащим свои двухбаллонники и катушку к этим лужам. Витя перегрузился (катушка и 7 кг свинца на поясе) и последние 10 м озера перемещается по стенке. У сифона долго копаемся, готовясь к погружению. Соглашаюсь с Витей на обмен аппаратов - у него еще нетронутый, а какой будет сифон - неясно. Сползаю с аппаратом по острым камням осыпи под свод. Что-то внезапно заклинило спуск - это на левое плечо со свода вывалился "кусочек" скалы кг на 10. Аккуратно сбрасываю глыбу в сторону и сползаю в воду, разматывая провод.
     Ход широкий, но засыпан глыбами. Через 15 метров всплываю в озере. В центре небольшого озера диаметром 15 метров несколько глыб, за одну из которых привязываю провод. Даю 2 рывка - можно идти. Но, как известно, Витя неторопливый и ждать его можно долго. Поэтому перемещаюсь к озеру второго сифона и подныриваю под свод, чтобы угадать направление сифона. К моему удивлению, этот сифон почти перпендикулярен предыдущему. Проплыв метров 5-8, возвращаюсь к камню. Пока я размещаюсь на ожидание, соседний камень падает на провод и почти перебивает его.
     Мокрая левая нога мерзнет. Вскоре появляется и Витя. Для страховки он снимает с себя аппарат, фонари и пояс. Я уже готов. Ухожу под свод. Глубина нарастает. На глубиномере - 13-14 м. Широкий тоннель уходит вдаль, заманивая просторами. Глубина уменьшается, но свод пока затоплен. Через 50 м всплываю в большом гроте. Посередине него завал, перегораживающий реку. Высота здесь до 15 м, диаметр около 15 м. Отношу аппарат к третьему сифону и привычным образом произвожу разведку. Нырять можно. На этот раз Витя появляется быстрее. Он "съел" из своего запаса лишь 20 атм, значит мы можем двигаться дальше. Снова ухожу под воду, обплывая глыбы. Глубина до 7-8 м, но сифон небольшой - около 20 м. За ним галерея с журчащим ручьем и высокими сводами. Неужели конец сифонам? Увы, через 50 м свод опять "ныряет" в озеро. Я оставил всю подводную амуницию у начала хода.
     Пока Витя плывет, есть время на обследование двух восходящих ходов. Один из них, у С4, представляет собой крутую глыбовую осыпь, под которой течет слабый ручеек. На самом верху можно залезть по 4 м уступу, но мне не хочется делать это в одиночку. Возвращаюсь вниз и прохожу ко второму ходу. Это слияние двух чернеющих вверху ходов. Стена покрыта толстым слоем размытого кальцита - когда-то здесь шел поток. Карабкаюсь по уступам левого хода. Наверху развилка влево и вправо, в обоих случаях надо залезть на 3 м уступы. Выбираю правый вариант и с трудом взбираюсь на глиняный склон. Отсюда идет широкий сухой ход. Обволакиваясь глиной, проползаю через узость. В тупичке мирно спит летучая мышь! Ясно, что сверху есть щели на поверхность. Вправо уходит 5 м ход, соединяющий с идущей вниз к ручью "трубой". Возвращаюсь к 3 м уступу. Внизу виден свет Вити, окликаю его. За другим уступом начинается ход, который приводит к обвальной высыпке близ С4. Здесь встречаемся с Витей.
     Приносим к сифону аппараты. На катушке осталось всего 115 м провода. Не густо. У Вити еще достаточно воздуха, но на длинный сифон не хватит. Я здорово затек, в левой ноге уже по щиколотку воды, но скалолазание разогрело и можно нырять. Обжимаюсь и ухожу под свод маленького озера. Сифон уходит вниз и направо. Глубина меняется от -13 до -4 м. Кажется, что ход идет вверх - к выходу из воды. Но наверху лишь каменный свод. Я прошел уже около сотни метров. На манометре баллона около 50 атм - надо поберечь его как резерв. Переключаюсь на 150 атм баллон. Дышится полегче. Проплываю еще 10 м и провод натягивается. Рывков нет, но, видимо, это предел. Надо возвращаться. Даю три рывка и разворачиваюсь. Ход в этом месте широкий и стен не видно. Поднятая с места взмахами ласт и пузырями выдыхаемого воздуха муть снижает видимость до 0,5 м. Витя сматывает провод на руку и я следую ему подобно огромной послушной рыбине, заглотившей наживку.
     Ясно, что на сегодня сеанс подводных работ закончен. Перематываем провод на катушку и возвращаемся. Витя каждый раз снимает с каски фонари, чтобы перенести их на 20-50 м к другой луже - у него ломит шею. Я облачаюсь в свои доспехи и жду Витю. Он неторопливо одевается и вдруг пристегивается к ходовому концу. Зачем же я его жду? Но через несколько минут с той стороны сифона два рывка - можно идти.
     Здесь мы уже не снимаем - 15 м ход в зале идет по тому же азимуту. 50 м сифон и последний грот. Я уже полон воды и доставать из-за пазухи компас не хочется. Делаю это уже с той стороны сифона. Возвращаемся уже знакомым путем в зал Бездна, к нашим мешкам. Ребят нет - время уже 2330 и, я думаю, они давно в избе. Перекусив остатками трапезы, пакуем груз и начинаем подъем. Я заправил остатками карбида бачок и чувствую себя при хорошем свете увереннее. У веревки останавливаемся. Пытаюсь подтягиваться на пуани, но он на заглинянной веревке почти не держит. Приходится наматывать веревку на кулак и, упираясь ногами в скользкий склон, подтягиваться на руках. Это не так просто - на мне 7 кг грузов, мешок с ластами и прочим барахлом и все это после многочасовой работы. Добравшись доверху, кричу Вите. Он подтягивает свой бидон поэтапно - на каждом уступе.
     Быстрый проход по пещере не получается - в узости я застреваю. Приходится снять грузовой пояс. Отдышавшись, идем дальше. Я отрываюсь вперед и Витя настигает меня лишь в избе. Ребята мирно спят. Время - первый час.

       29 марта
     Сегодня - день отдыха для нас с Витей. Вова и Игорь идут в зал Бездна за двухбаллонниками и прочим грузом. Им хватает 1,5 часа для этой операции. Мы же стираемся, отмываем от глины снаряжение, в том числе и принесенное ребятами. Заклейка гидры, дневник, прогулка к реке… Погода не балует - солнца практически не видим. К вечеру собираемся на фотовыход в пещеру. Начинаем от спуска в зал, где рядом на арабском написана сура из Корана. Ждем Витю, ухитрившегося здесь потеряться и решившего зачем-то искать нас на нижнем этаже. Медленно и печально двигаемся вниз, заходя и в залы правой ветви. К 11 ночи завершаем фотовыход съемками льда.

     30 марта
     С утра не торопясь завтракаем. Продуктов завезли на 2 недели и стоит лишь проблема выбора дневного меню. Костя, вчера полдня просидевший в избе за книгою (у него каникулы), лишь под большим принуждением делает что-то полезное и уже начинает утомлять постоянным нытьем и неприспособленностью к жизни. Сегодня завершающий день подводной работы - погружение в воклюзе. К часу дня, испив чаю, идем погружаться. Одеваемся в теплой избе. Прихватываю фото.
     Вся работа, как повелось, начинается со съемки. Затем Витя выбирает камень для страховки и усаживается на него, а я, одевшись, пристегиваюсь к проводу. Обжавшись, медленно погружаюсь в воду. В чистой воде, просвечиваемой дневным светом, видны глыбы, палки и прочий мусор, наполовину забивающий проход. Протискиваюсь, слегка цепляясь шлангами за выступы. Ход поворачивает влево и уходит глубже. На -8 м ход обрывается колодцем. Внизу чернота, но через 2-3 м я на дне большого котла. Куда же плыть? Неужели это мармит, а проход выше? Покрутившись, понимаю, что ход поворачивает на 180о и вновь уходит вниз. Спускаюсь по виткам гигантского штопора, набирая глубину: -15, -20 м, спуск замедляется, -25 м. Смотрю на манометр. Воздуха у меня немного было - 95 атм в одном и 135 в другом баллоне. К сожалению, манометр на коротком шланге и разглядеть значение не удается. По инерции проплываю еще дальше. На глубиномере -28 м и ход ныряет вниз. Идти дальше нет смысла - потребуется декомпрессия и не хватит воздуха. Переключаюсь на второй легочник и возвращаюсь. На выходе провод застревает между двумя глыбами и я с трудом выдергиваю его оттуда. В озере - идиллия. Голубая вода, покрытые кальцитом палки. Всплываю. Руки, на которых лишь шерстяные перчатки, ломит от холода - зря не надел резиновые. Докладываю обстановку и выхожу из воды.
     Выходит, что Ю.Е. Лобанов был прав, упоминая воклюз Шульгана среди "глубоких" источников. Или кто-то уже погружался здесь? Относим подводное в избу. Переодеваемся, обедаем и идем в пещеру на фотосъемку. Добиваю пленку в зале со льдом, истощая фантазию - это уже третий фотозаход сюда. На улице не прекращается снегопад. Остаток дня проводим в избе, готовясь к отъезду.

     31 марта
     С утра встаем, как обычно, в восьмом часу. Поев и дослушав Костины стоны по поводу мытья посуды, гадаем, когда же за нами приедут. Упаковавшись, решаем втроем (Витя, Игорь и я) прогуляться на гору с фото - благо сегодня наконец-то пробилось солнце. Троплю глубокий снег на крутом склоне, местами проваливаюсь по пояс. Наверху меня сменяет Игорь, затем Витя. Полюбовавшись р. Белой, сворачиваем вправо, в лес, чтобы спуститься в каньон, ведущий к Каповой. Здесь нас нагоняет Вова, услыхавший далекие звуки якобы подъезжающего трактора. Но возвращаться назад по следам не хочется - думаю, что по каньону будет быстрее.
     В каньон как в желоб нападало снега и лавинок. Но снег лишь слегка спрессован - все равно проваливаемся выше колена. Самый быстрый способ - на четвереньках. Правда, остальным все равно приходится тропить за тобой. На "четырех костях", следуя ниточке следов какого-то зверя, недавно пробежавшего по дну каньона, обгоняю Игоря. Каньон идет, поворачивая, и пока не обнаруживает шестиметрового уступа, от которого до пещеры рукой подать. Похоже, что мы спустились слишком далеко. Небольшие уступчики, боковые гроты с сосульками… Наконец, измотанные, доходим до уступа. С него вниз свешивается язык зеленовато-голубого льда. Спуститься лазанием здесь невозможно, обойти по стенам - также. Возвращаться назад - слишком долго. Остается только прыгать вниз с шестиметровой высоты. Но что там подо льдом, слегка припорошенным снегом? Игорь вызывается первым "разведать дно". Осторожно сползая по льду, 5 последних метров он летит и приземляется в относительно рыхлый снег. Следую за ним. Снимаем падение Вовы и Вити - первый после удара падает вперед, второй - в сторону, головой в снег. Хорошо, что не об стену или лед. Отсюда до пещеры рукой податью Во входном гроте, освещенном солнцем, красивое отражение льда в озере воклюза. Игорь идет за Костей и новой пленкой, я за ключом, чтобы закрыть входную решетку. Закрыв ворота, присоединяюсь к Игорю - позирую. Вдвоем залезаем в нашей неприспособленной обуви в Голубиный грот - полюбоваться льдом и пейзажами. Я еле спускаюсь оттуда, весь грязный и с отмерзшими пальцами - скалы в тонком слое льда. Приношу свою камеру и повторяю ряд сюжетов. После очередного чая, перекуса и чтения журналов решаем занести в дом стоявшие в сенях стенды. Выясняется, что это оформленная "наглядная агитация" о пещере и рисунках. Быстро добиваю пленку и выпрашиваю у Игоря последнюю "ORWO Chrome". Вместе с Витей прогуливаюсь до кордона - фото застрявших палок и сена с прошлогоднего паводка, улья-колоды, ландшафты…
     Лишь в 1900 послышались звуки "Буранов". Ягудин и один из лесничих прибыли с санками, чтобы вывезти нас. Выносим мешки и разбиваемся на две группы. Мы едем с Игорем - я на заднем сиденье. День клонится к вечеру, освещение падает. И все же мы добираемся до Гадильгареево засветло. Ночевка все в той же "гостинице". Мы с Витей навещаем уже поддавшего директора. Разговор "за жизнь", начатый с восьми вечера, заканчивается в час ночи. Снова ночевка на матрасе, постели и под одеялом - видимо, я не зря забыл в Кунгуре спальник.

       
1 апреля

      Встаю в 630. К 7 надо собраться. Поесть не удается. Директор будит водителя ГАЗ-153 и мы вскоре отъезжаем. По дороге обгоняем пару тракторов-молоковозов. В Бурзяне - столовая, газеты, лозунги. Уезжаем, положив рюкзаки на себя. Перекус в Каге. Приезжаем в 1730. Авиабилет, поездка на вокзал. Мы с Костей вскоре отбываем в Магнитогорск. Вова с Витей переделывают билеты на ближайший поезд через Уфу. В 2300 в Магнитогорске хожу почти час в поисках С. Талызова, сменившего жилье. До двух ночи чаевничаем.

     
2 апреля

     С утра - к Сергею на работу. Экскурсия по городу - на гору за Магниткой, музей комбината. Магазины на переучете. Отдыхаем и отъедаемся дома. Еле успеваем на автобус к аэропорту. Лечу домой уже по новому тарифу - 62 р. за 31 р. прежней цены.


 

о клубе | новости | экспедиции | пещеры | библиотека | ссылки | форум | фотогалерея | снаряжение | промышленный альпинизм | спелеошкола | screen savers & wallpapers

Спелео снаряжение (Speleo equipment)
Спелео школа
Спелео школа



© 2000-10
Perovo
Caving Club