Rambler's Top100


   Наш адрес:
   111401, Москва,
   ул. Металлургов, 5
   тел. (095) 306-3273
   по четвергам с 19.00
   info@perovo-speleo.ru
   Схема проезда.

   Speleo-flash --»

   Screensavers
   & wallpapers --»

    Наши друзья:

   АльТуризм
  
  
  
  

    Счетчики:

   Экстремальный портал VVV.RU
  
   Rambler's Top100
  
  МИР ПУТЕШЕСТВИЙ и ПРИКЛЮЧЕНИЙ
О клубе (About) Спелео новости (Speleo News) Наши спелео экспедиции (Our speleo expeditions) Пещеры (Caves) Спелеобиблиотека (Library) Спелео ссылки (Speleo links) Спелео форум (Speleo phorum) Фотогалерея (Speleo photos)
РОССИЙСКИЙ СПЕЛЕОЛОГИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК "БАРЬЕР"
№ 2 (30) февраля 1996

Прошел год
          Год назад он ушел под воду последний раз. Ушел, и не вернулся. Как закоренелый эгоист, я опять буду писать о себе. И полагаю, что в этом есть сермяжная правда - роль, итоги, успехи и звания Володи - перечислят и без меня, а я хочу рассказать о том, как я воспринимал его, каким он был для меня лично. Если смогу. Хочу, чтобы вместо бронзового памятника в ворохе лавровых и прочих венков выглянул живой Володя, наш общий, черт побери, друг, тот, с кем мы встречались, работали, ходили под воду, под землю и просто по земле, с кем было так хорошо и уютно посидеть у костра, поговорить о делах и "за жизнь"... Этого уже не будет. Он уже не подойдет к костру. Прошел год, как его уже нет с нами.
        15 марта у себя во Владивостоке я зашел к Кохе и он с порога спросил: "А ты знаешь, что Володя Киселев утонул?" -"Что?!!" Хотите верьте, хотите нет, но я выпучил глаза к сел на задницу прямо на лестнице. "Что ты плетешь?!!" -"Звонили..."
        В это невозможно было поверить. Это могло случиться с кем угодно но чтобы с Володей?! Что за бред! И мы пошли звонить в Москву. А дальше что нам еще оставалось дальше мы пили.
        Нет, этого не может быть! Я же встречался с ним, проезжая через Москву в ноябре, выдернул его слайды из редакции "Туриста" (было задумано проиллюстрировать ими мою статью, слайды прошли, а статья нет) и мы пересеклись на какой то станции метро. Оба были как водится загружены целым ворохом всяких суетных дел, но нашли час времени, сидели, общались, показывали друг другу какие то материалы, обсуждали общие дела и будущие встречи. Он только что вернулся из Штатов, собирался еще, еще и еще куда-то... Мои планы так далеко не заходили, более всего меня интересовал Кавказ. Потом были редкие письма, и вот я собрался через какое то время снова нарисоваться в Москве, у меня к нему куча конкретных вопросов и дел, а тут такая чушь!
        Не может этого быть! Пусть бы кто другой но с ним такого выйти не могло, как он говорил, "по определению". Да нет, не про себя он это говорил, просто вспомнилось его словечко...
        Что же там такое вышло? Да какая теперь разница! Одно я знаю наверняка промахов и грубых ошибок, из-за которых чаще всего и случаются такие вещи за ним никогда не водилось. Он был поразительно надежен. Ну и кроме того - это же наш Володя! На нем же вся спелеология держится, как он может взять и утонуть?!!
        Прошел год, я опять оказался в Москве, на этот раз надолго. И что же я вижу? Отчего то здесь стало как то пустовато... Да нет, друзья то остались, друзей много отличные мужики и тетки, но только сейчас я вижу, что с любыми вопросами по нашим спелеоделам я шел прежде всего и только к нему. И не я один, спросите у любого хоть сколько-нибудь продвинутого спелеолога кто такой Володя Киселев? Да что теперь говорить! Итоги, очевидно, подведут другие тоже надо.
        Я только вот чего хотел... Или не хотел? Честно говоря, терпеть не могу памятников! Я хотел бы сохранить память о живом' Володе, о том, каким он был с нами, в экспедициях и при встречах, под землей и в ПБЛе за чаем... Я не хочу смотреть на Володину кухню через табличку "Руками не трогать." То ли дело зацепить у метро шоколадку, попить с Татьяной чайку, узнать свежие новости кто заходил, кто где работал или собирается работать, полистать журналы в очень неплохой Володиной библиотеке... Что же до увековечения памяти Великого Спелеолога не знаю, не знаю...
        А чего хочется - хочется завести самую лучшую карбидку, назвать ее переходящей карбидкой Володи и раз в год передавать тому из подводников, кто за прошедший год сделал под землей больше. За сифон много карбидок не потащишь, но одна очень не помешает, и будет Володин свет шагать с нами, высвечивая объемы там, куда не забраться при топосъемке. Будет работать в передовой группе, как это бывало и раньше.
        Я думаю, это будет лучшая память.

Андрей НОР.

Жизнь продолжается
          Время и разлука надежные индикаторы. Настоящая любовь разгорается, вражда и неприязнь уходят, боль притупляется, мелочи забываются... Проходит эйфория или неудержимая тяга первого момента к деятельности, и наступают будни, в свои права вступает время, которое постепенно, незаметно, но неизменно скрупулезно и правильно расставляет все по полочкам.
        Вот уже год нет с нами Владимира Киселева. И, наверное, только теперь каждый точно понял, кем конкретно для него лично был Володя. Одни до сих пор не могут ничем заполнить образовавшийся вакуум, вспоминая и печалясь о "великом Киселеве", другие погрузились с головой в работу или суету жизненных перипетий, оставив тяжесть потери где-то в прошлом, для третьих оказалось, что и потери как таковой не было, просто обычная человеческая смерть, случающаяся все чаще вокруг в наше беспокойное время привыкаем...
        С течением времени и у меня менялось отношение к Володе Киселеву. Сначала хотелось любой ценой сохранить память о нем. Чтобы все помнили, чтили, любили по-прежнему, чувствовали, что его нет среди нас, его не хватает... Потом захотелось сделать что-то особенное, достичь недостижимого, чтобы этим как бы сказать: гляди, Володя несмотря ни на что, живем, боремся, продолжаем! А потом и это ушло. Но часто, очень часто останавливаешься на миг, оглядываешь все, чем занимаешься, оценивающе и, словно примериваясь к некоему эталону, вспоминаешь о Киселеве.
        Может, это правильно? Не забывая, беречь, не жалеть о потерях, не расслабляться, но и не тужиться, стараясь объять необъятное в попытке доказать кому-то свою верность и преданность. Просто продолжать. Продолжать жить, продолжать делать, добавляя свои крупицы в общий котел знаний и достижений.
        Разве не это лучшая память о наших друзьях?!

Константин ДУБРОВСКИЙ

Слово красноярцам
          О Володе Киселеве уже столько сказали ив стихах, и в прозе, что трудно что-либо написать, не повторяясь. Может, рассказать о его отношениях с нами, красноярцами? Здесь есть много поучительного, особенно для нового поколения спелеологов.
        Познакомились мы с ним в апреле 1977 года на Алеке во время проведения Всесоюзного семинара спасателей, организованного Центральной спелеосекцией в плане подготовки к экспедиции в п. Киевская. На красноярскую группу тогда возлагалась задача прохождения конечного сифона и, в случае удачи, штурм засифонной части. Приехала у нас в основном молодежь с трех-четырехлетним спелеопытом, и чувствовали мы себя не очень уютно среди тех, кто стоял у истоков советской спелеологии. Для одних мы были инструментом по углублению пещеры и возможному установлению нового рекорда (с последующими лаврами организаторам), для других помехой на пути испытания нового снаряжения.
        Володя был одним из немногих участников семинара, кто проявил неподдельный интерес к спелеоподводному делу и к нашей группе. Может быть, просто в силу своей любознательности, но я думаю, он представлял себе возможности, которые открывал этот метод исследования пещер.
        С этого времени устанавливается регулярная переписка с Володей, благодаря которой красноярцы получили доступ к международной спелеоинформации. Для нас это было очень важным в плане разработок снаряжения для сифонов, а также в освоении технических и тактических приемов ведь мы были практически в абсолютном информационном вакууме, все приходилось изобретать на голом месте. Достижения зарубежных спелеоподводников также явились хорошим стимулом для нашего развития.
        Потом я узнал, что этой информацией обеспечивались практически все спелеоколлективы страны, и эту гигантскую работу по своей инициативе взвалил на свои плечи Володя Киселев"Кисель", как его иронично звали в Красноярске. Со временем эта ирония переросла в дань уважения человеку, целиком и полностью отдавшемуся делу первооткрытий подземного мира.
        Последние годы мы встречались случайно и редко. Я знал, что Володя продолжает активную экспедиционную деятельность, и это было удивительно на уровне общего спада спелеологии в стране. Как потом узнал, он тратил времени на заработки ровно столько, чтобы хватило на очередную поездку.
        Известие о гибели Вовы казалось ошибкой с его опытом и умением он просто не мог умереть в пещере. Ошибки, совершенные им при последнем погружении, мог допустить только "зеленый" новичок, но никак не он. Я могу объяснить это только его азартом, стремлением достичь максимального результата.
        Было выдвинуто много предложений по увековечению памяти Володи, включая выпуск медали и открытие музея. Мне кажется, на 90% это осталось в проектах, что, может быть, и к лучшему. Главный памятник он поставил себе сам своими открытиями, своей деятельностью. А если у кого-то из нас есть еще энергия или свободные средства, я думаю их лучше отдать спелеологии, которой Володя посвятил свою жизнь.

Петр МИНЕНКОВ

 

о клубе | новости | экспедиции | пещеры | библиотека | ссылки | форум | фотогалерея | снаряжение | промышленный альпинизм | спелеошкола | screen savers & wallpapers

Спелео снаряжение (Speleo equipment)
Спелео школа
Спелео школа



© 2000-10
Perovo
Caving Club