Rambler's Top100


   Наш адрес:
   111401, Москва,
   ул. Металлургов, 5
   тел. (095) 306-3273
   по четвергам с 19.00
   info@perovo-speleo.ru
   Схема проезда.

   Speleo-flash --»

   Screensavers
   & wallpapers --»

    Наши друзья:

   АльТуризм
  
  
  
  

    Счетчики:

   Экстремальный портал VVV.RU
  
   Rambler's Top100
  
  МИР ПУТЕШЕСТВИЙ и ПРИКЛЮЧЕНИЙ
О клубе (About) Спелео новости (Speleo News) Наши спелео экспедиции (Our speleo expeditions) Пещеры (Caves) Спелеобиблиотека (Library) Спелео ссылки (Speleo links) Спелео форум (Speleo phorum) Фотогалерея (Speleo photos)
Арабика - 1986
Дневник Владимира Киселева

        26 июля, суббота. День отъезда, Москва
      Весь день проходит в суетливых сборах. Наконец удалось собрать в кучу все снаряжение и разместить его в трех транспортных мешках и двух сумочках. Хорошо, что палатку еще раньше я перебросил к О.В.Падалко. Долго ловлю такси и мы с Татьяной едем на Курский. Здесь уже груда мешков, охраняемая Сашей Домрачевым. Рядом штрафуют Сатира (Мишу Иванова) за нарушение правил движения. Разгрузившись, мчимся с ним в "штаб экспедиции" - Нижнекисловский пер, д.8/2, где забиваем Жигули грудой железа, ящиков, мешков, коробок. Сатир, с трудом поместившийся среди них, спешит на Курский, а оттуда возвращается за второй частью груза. К счастью, удается почти все впихнуть в машину. Остальное везем на вокзал в рюкзаках. Бедный Сатир делает еще один рейс к Гоше Лаврову, чтобы забрать груз и оставшихся членов "группы кино". Мы тем временем перетаскиваем весь груз в вагон 1 поезда 51. Масса провожающих, далеко не все из которых спешат помочь. Наши ребята с Зонта слегка чем-то удручены. Оказывается, в последний момент они решили забрасываться через Жове-Квару и не успевают перекинуть в наш вагон все свои тяжеленные мешки..
      Проводники попались чудесные - они не ропщут. Тонны две груза исчезают в недрах вагона. Что-то получаю от провожающих, взамен отдаю какие-то вещи. Не успеваю попрощаться с женой, как поезд трогается. Все, теперь только вперед. Долго успокаиваемся, пересчитываемся. Нас 23 - самый многочисленный заезд.

      27 июля, воскресенье
      День проходит в делах - клейке, шитье, разговорах, отсыпании, еде.

      28 июля, понедельник
      Быстро разгружаемся в 10 утра на вокзале в Гантиади. Мы укладываемся в положенные две минуты, а поезд стоит еще минут двадцать. Нас встречают четверо спустившихся с Арабики ребят. Среди них Резван и Витя Мысливец, спустившиеся в системе Илюхина до сифона. Кроме них - группа каунасцев под руководством В.Гуайтиса.
      Мы с Ефремовым подаемся в Адлер выяснять насчет машины на станции (лаборатории), ребята занимаются хозяйственными и организационными делами, а также купанием - жарко. Забираем в лаборатории запчасти для самописцев и выясняем, что машина будет не раньше вторника. Договорившись с водителем, едем к Резвану, где долго чаевничаем. Наконец, к часам трем попадаем в Гантиади, где решаем почти всех ребят с рюкзаками отправить в Ачмарду и заодно поискать там Симпата - водителя местного ГАЗ-66, а всемером остаемся с грузом, дожидаясь утреннего ГАЗ-66 из Адлера. Отношу тяжелый мешок на Ленина, 72, где обильное угощение задерживает меня до 21:00. Чаепитие у киевлян (Рогожников), пионерский костер, не дающий заснуть, и тяжелый холодный сон.

      29 июля, вторник
      В 7:45 Володя подает свой ГАЗ-66. Перекидываем груз, заливаем канистры бензином на заправке и в путь. В Ачмарде подбираем Семеновых (остальные ждут машину Симпата) и мчимся вперед. Резво доезжаем до Гюзле, где выясняется, что пробита прокладка в системе водяного охлаждения и вместо масла подается вода. Выгружаемся и с тоской во взоре ждем остальных. Вскоре появляется перегруженная машина Симпата. Договариваемся, что он вернется за нами и впадаем в спячку. Досаждают голосистые армянские детишки из Гюзле - они лазают по огромной еле, галдят и не дают спать. Часов в 17 появляется машина Симпата. С большой неохотой он соглашается за 50 рублей подвезти нас до конца дороги. Надрывно и натужно поднимаемся к перевалу. Когда начинает идти дождь, накрываемся огромным полиэтиленом. С перевала легко катимся к Орто-Балагану, где прибывшие предыдущим рейсом киевляне делают ходки на Куйбышевскую. Их цель - Каменный Клад. Последний серпантин дороги Симпат побоялся проехать -у него уже стерлись тормоза. Ну что же, придется преодолевать на одну горку больше. Приехавшая группа уже сделала по две ходки и вместе с нами поднимается еще раз. Складываем груз на большом камне и накрываем большим полиэтиленом. Накрапывает. Наверху на плато тоже пасмурно. Захожу в кош. Там знакомые пожилые пастухи-армяне. Мацони, сыр, хлеб. Пока мы с Сатиром ставим палатку, начинает хлестать дождь с градом. Ночью сильный дождь окончательно вымочил все, что было не в палатке.

        30 июля, среда
      С утра моросит и нет никакого желания подниматься. Наконец дождь временно утихает. Завтракаем и делаем первую ходку за грузом. Полуянов снимает заброску, с помощью Гоши Лаврова и рации корректируя движение объектов съемки. Несу тяжелый ящик и поэтому нет нужды имитировать одышку и усталость. До обеда - вторая ходка и сразу после обеда - третья. Такая "акклиматизация сказывается на мышцах - спина гудит, плечи ломит. Зато сегодняшний хлеб честно заработан. Кроме того, со второй ходкой я принес купленную у пастухов козлятину - 15 кг по 2 руб.
            Из Перовской после обеда появились Илья с Гешей Иконниковым и Барон с Белоусовым. У Геши распухшие руки - плата за километровый спуск. Илья развлекает публику песнями до часа ночи. Погода вроде бы налаживается, ночью холодно.

        31 июля, четверг
      Подъем в 730, умывание ледяной водой, завтрак. Сочиняем план работы для слушателей школы. На линейке - знакомство с распорядками, подъем флага, объявления. Через час-полтора отвожу троих ребят в Часовую. Один из них так и не смог пройти все щели этой узкой пещеры, а двое других - подняться в К-15 для поиска продолжения. Сам спускаюсь до -30м, распутывая навеску. Когда возвращаюсь, уже близко время обеда. Мои подопечные новички, немного полазив, без меня ушли в лагерь. Наташа и Оля делают привязку Часовой к реперу ГУГК. Компас неисправен и вскоре они его меняют. В колодце Невского тренируются каунасцы, рядом идет раскопка колодца со снегом. После обеда вывожу Илью, Олю и Таню на скальные занятия. Поскольку стремян нет, отрабатываем спуск на раме и скалолазание. Илья и Таня вроде бы освоились, а Оля еще боится сменить земную твердь на висение у скалы.
      Геша днем убежал на Куйбышевскую, а затем в Гантиади. Илья тоже ушел в Гантиади - звонить домой. Вечером после ужина Ефремов по просьбе "братишек" исполняет свои песни.

      1 августа, пятница
      Граф ненавязчиво объявляет подъем, затем столь же келейным голосом приглашает к завтраку. Утро проходит в раскачке - готовится к выходу первая штурмовая четверка, через пару дней к сифону уйдет киногруппа. Беседку, что мы шили с сатиром, надо перешивать. Обидно. Вдобавок ломаю высокоточный термометр. Долго мастерю футляр для другого термометра.
      Собираю новичков (Веронику, Олю и Бориса) для посещения пещеры М-64-85. По описанию в каталоге это У-7, длиной 89м. Но эта пещера кончается уже через 30-40м, да и обещанных щелей- продолжений в ней не видно. Нахожу лишь большой череп какого-то крупнорогатого. Пытаемся прокопать узкую щель на входе. Вернувшись в лагерь, выясняю, что это не У-7, а другая полость.
      После обеда провожаем группу Ефремова, а сами со Славой Бочкаревым идем к У-33 (Английской). С трудом поднимаюсь наверх. Побаливает голова - давление что ли? Долго жду Славу - видно тяжело в сапогах на осыпающихся скалах. Делаю навеску и спускаюсь в забитую щебнем пещеру на 18 метров. Вместе со славой делаем фото, а затем, собрав вещи, тянем нитку топосъемки к Бельведеру. Где вход в эту У-2 не знаем, идем наугад. Слава передвигается неуверенно, но мы движемся вперед. Наконец доходим до У-2. Рядом со входом появилось семейство пронырливых и шустрых куниц. Эти симпатичные зверьки снуют по скалам, поглядывая на нас. Нам же не до них - уже темнеет, надо спускаться вниз. Бредем по крупной осыпи и в сумерках спускаемся в лагерь. Ужин и заслуженный отдых.

        2 августа, суббота
      Побудка, омовение снежной водой обнаженных телес, завтрак, ходка за снегом - этот ритуал становится привычным. На сегодня у нас намечен выход в п. Белая Лошадь, где вчера каунасцы сделали навеску. Идти собираются Гоша, Сатир и Саша Малиновский. Во время сборов получаем задание отлить солярки в две канистры из бочки, стоящей в Перовской. Сатир, Гоша и я осуществляем эту затею. Решив воспользоваться трубкой, Сатир напивается соляром. Это его не смущает - в армии он уже тонул в цистерне с соляром. Наконец наполняем канистры через край .
      Спускаемся вниз. По телефону сообщают о продвижении штурмовой подводной группы из лагеря -600. Они уже ухитрились уронить один баллон, в котором теперь постоянно шипит, закачанный со страшным давлением драгоценный воздух. Наша раскачка затягивается - решаем выйти пообедавши. Посему сатир с Гошей идут "покорять" 30м колодец Невского и к обеду, естественно, опаздывают. Снаряжение у обоих не подогнано. Сатир ухитрился поломать стремена и в колодце поднимался на одном самохвате.
      Отчаявшись ждать, в 16 часов выходим с Сашей Малиновским к пещере. Сатир, Гоша и неожиданно присоединившийся к ним Илья Зайдель подходят чуть позже. Быстро одеваюсь и спускаюсь вниз на снежник. Пока внизу оказываются Илья, Миша и Саша, проходит не меньше 40 минут. Остальные 20 минут эти пять метров пытается спуститься Гоша, перебирая перекладины рамы и приспосабливая их к толстой 14мм веревке. Впятером спускаемся к следующей навеске, где я ухожу первым. Быстро спускаюсь по толстой веревке. Снега и льда на порядок меньше, чем год и два года назад. Красоты как не бывало, нижний конус тоже изрядно подтаял. Мешок с аппаратурой оставляю ближе к навеске - штативы пока не прибыли. Брожу по осыпям в нижней части, выискивая точку съемки. Встречаю Илью и, подойдя к конусу, прошу Гошу захватить мешок со штативами. Минут через двадцать прибывает Гоша. Забрав мешок, иду устанавливать аппараты. Появляется Сатир. Снимаем один сюжет, делая двумя вспышками более 50 "вспыхов". Дублируем сюжет. Ребята прошли до конца зала и, похоже, разочарованы - они ждали чего-то более интересного. Саша и Гоша поднимаются наверх, точнее Саша быстро поднимается до перемычки и мерзнет там полтора часа, ожидая педантичного Гошу. Гоша пробует очередной, n-й вариант привязывания стремян к самохватам и ноге, мешая и нашей тройке снимать очередные кадры. Просим его переместиться из кадра наших широкоугольных объективов к верху колодца. Там Гоша копается еще довольно долго. Как только он исчезает из виду, отправляем наверх Илью. В одиннадцатом часу заканчиваем съемку. Снято всего 15 кадров ORWO Chrome и А-2 (400 ед.). Сатир, подвязав огрызком восьмерки нижний самохват, поднимается, закручивая трос и веревку. Терпеливо жду, когда он поднимется. Рядом лежат мешки. Мерзнут ноги - стою на снегу у верха конуса. Наконец голос сверху - привязываю мешки и пристегиваюсь к тросу. Мешки рывками медленно уходят вверх. Приподнимаюсь метров на пять. Мешки то останавливаются, то опускаются, то приподнимаются. Видно, Сатир тянет их один и без тормоза. Прошу опустить их ко мне и пропустить веревку в самохват. Миша устал и делает все медленно. Ноги продолжают мерзнуть. Наконец, красный мешок заклинивается у самого верха, обернувшись вокруг троса. Поднимаюсь к нему, разматываю репшнур мешка и мы вытаскиваем все наверх. Миша уходит выше, я приподнимаюсь на уступ, вытаскиваю туда мешки. С верха колодца поднимаем мешки вдвоем. Последние несколько метров и мы - под звездным небом. Спускаемся по склону вниз. В кинопалатке согреваем на примусе чай и кашу. Ложимся спать в 3-4.

 
     3 августа, воскресенье

      Встаю вместе со всеми. Опять обтирание, завтрак, ходка за снегом. Сегодня выходной по всем статьям, решаю навести порядок в палатке, рассортировать вещи. Это занимает немало времени. Группа Полуянова (Сэр Витас (Гутайтис), Света Ефремова и Володя Зеленков) готовится выйти в пещеру с кино до дна. Конечно, это лишь благие пожелания, т.к. их груз группа Падалко, Дякин и еще двое тянут к верху К-107.
      Занимаюсь общественно-полезным трудом - дошиваю беседку, ремонтирую вспышки, веду дневник. Снизу поступают сообщения от группы заброски (они еще ведут альтиметрирование) и штурмовой группы, которая пришла в затопленный лагерь. Спальники они высушили на себе. Будем ждать сообщений о их погружении в щель первого сифона.
      Вечерняя трапеза оживлена днем рождения Оли Яшуниной - по этому поводу готовятся пироги. В 11 вечера ребята позвонили, что собрали аппараты и ложатся спать.

        4 августа, понедельник
      С утра собираем навеску и идем со Славой и Сашей Малиновским в Гелчелукскую. Долго не могу выйти - теребят по разным поводам. С нами идет Райнис Якилайтис - он поведет вслед за нами еще двух девушек из Каунаса. Сегодня выходов почти нет, лишь О.Васинцев выгуливает на скалах молодежь.
      Подходим к входу в К-46 (Гелчелукскую). Видны следы прошлогоднего киевского лагеря - ящики, банки. Долго пытаемся понять, куда лезть -несколько щелей. Провод уходит в одну из них. Одеваемся. Жарко. Гидры не лезут в сапоги, приходится смазывать снегом. На входной узости заклинен грязный сапог со стременем и кулачком самохвата - следы страшной борьбы с пещерой. Навешиваем веревку и я , сдвинув на бок сумочку и карбидку, заклиниваюсь в узости. Нахожу нужное положение и с трудом проваливаюсь вниз. Через короткое расстояние еще одна щель. С ней приходится воевать дольше. Принимаю внизу мешки. Следы работы киевлян видны на каждом шагу - перчатки, тряпки, изолента, батарейки. У нас три маленьких мешка с навеской. Еще один восьмиметровый уступ и мы продираемся через узкий меандр. Еще одна навеска. Все это пока не похоже на ожидаемые колодцы - вешаем по одной веревке. Неожиданно выходим к настоящему 12м колодцу, а на него у нас случайно есть лишь 15м веревки. Вешаем и спускаемся. Уже спустив мешки, вспоминаю, что в одном из них есть лишний 17м трос. Оставляем его внизу - повесим на подъеме. Пещера поражает обилием вымытых кремнеземов, толстыми переплетенными ветвями торчащими из стен. Вскоре мы у К-55. Пытаемся найти крючья, но вместо них лишь одно приспособление для навешивания троса да куски 14мм веревки, обвитой вокруг сомнительной колонны. Размаркировываем трос и веревку. Спускаясь, раз восемь сбрасываю зацепившиеся за "кораллы" трос и веревку. Да, колодец эффектный.
      Дожидаюсь Славу и Сашу и мы пробираемся по меандру дальше. Местами встречаются притоки и ответвления. Попадается и мусор. Пытаюсь собрать его в кучу для выноса наверх. Оставляем веревку у щели в тупиковый отвес и делаем навеску в последний колодец. Перед ним - ответвление в бывший подземный лагерь. Отбросы сложены здесь в три больших пластиковых куля. Спускаемся в колодец, который выводит в большой, но короткий каньон. Со дна колодца идет еще один ход - узкий меандр, по которому ребята бегали вверх по течению. Широкий каньон резко сужается после щели продолжается прямоугольным в сечении низким, глинистым, затапливаемым ходом. Он приводит к луже-полусифону. Зажгутовавшись, проходу лужу и пролажу вверх узкой трубой, быстро выклинивающейся щелями. Руки стынут от холодной воды. Я взял у Славы "систему", чтобы не мочить каску с карбидкой, но, пока протискивался через щель в луже, теряю ремень. Приходится отдать свой с карбидки. Перекусываем под колодцем - "цепень", сухари, халва, горячий чай. Выходим здесь лазанием. В ПБЛ перепаковываем часть мусора себе в мешок на вынос. Задерживаемся лишь на большом колодце - Славик ухитрился вытащить самостраховкой трос, который потом долго не пробрасывался. Теряем здесь примерно час. Быстро проходим оставшуюся часть, включая узости. Забираем с входа сильно заклинившийся сапог и выходим на звездное небо, грязные и уставшие. Свет уже "сдох". Топаем в лагерь, где меня ждет сюрприз - приехала Татьяна, которую я в темноте даже не узнал. Умываемся и идем в светящуюся столовую, где Илья и Саша Сафронов дают до трех ночи концерт.
      Ребята на -950м днем начали подводную работу. Яшкин, взяв новую катушку с 500м полевика, быстро заклинил ее, замутив воду. Во второй заход он не нашел щели, протек и вышел. Ефремов, немного выждав, так же с баллонами на боках дошел до щели, но не смог в нее пролезть (30см). Группа Полуянова (Витас Зеленков и Света Ефремова) продолжила медленный печальный спуск, периодически докладывая о ходе транспортировки.

      5 августа, вторник
      Сегодня у меня день дежурства. Почти все разбредаются по объектам Ленинградцы уходят на заброску в свою ветвь, забрав Веронику и Илью, которые вернулись вместе с Илюхиным вечером, оставив ребят ночевать в своем ПБЛ. Киногруппа, сагитировав половину новичков, уходит вниз по долине на поиск (а, может быть, и на отдых). Новички идут на скалы и в Невского, где у них не идут самохваты по тросу. Мы с Татьяной шустрим на кухне, Саня Сафронов помогает нам в мытье посуды. Каунасцы идут на Арабику, возвращаются уже в темноте. Последними приходят из Невского новички с О.Васильевым. В темноте вместо обеденной каши ухитряюсь подогреть им миску с нарезанным топленым маслом.
      Полдня идут оживленные дебаты по телефону - нижняя группа (Яшкин) пробовала пройти второй сифон, но за перегибом, в воздушном пузыре, кончился ходовой конец (50м), а катушку ни они, ни Боровой, ни Ефремов, не взяли. В довершение, Коля разбил свою маску. Ефремов принес ему свою и потом пришлось два раза проныривать первый сифон, чтобы вернуть маску. Погружение во второй сифон проходило уже в шесть вечера.
      Полуянов долго и нудно выясняет, как ему двигаться дальше. Света мучается животом, а отпускать Зеленкова одного с -750м вроде бы нельзя. Вырабатываем оптимальный план действий, чтобы Семенов с Ефремовым помогли операторам, Яшкин с Боровым помогли выбраться Свете с Володей.

      6 августа, среда
      Мы же с утра, быстро додежурив, рванули на Куйбышевскую, к киевлянам. В авангарде мы с Сергеем Илюхиным, за нами - Пашей Горбенко с Татьяной. Быстро взлетаем на верх Пирамиды. Дожидаясь вторую двойку, фотографируем панорамы Главного Кавказского хребта и Бзыби. Траверсируем гребень в лучах жаркого солнца. Справа отходят ледниковые троги с крутыми склонами. На гребне перевала нос к носу сталкиваюсь со Славой Шереметом (Шеря), несущего от Куйбышевской к нам в лагерь 1250м полевого кабеля. Обнимаемся. Дожидаемся подходящих с обеих сторон людей. Паша, Татьяна, Оля и Славик перекуривают, а мы с Сергеем бежим вниз. Вот и лагерь киевлян, где немало и других украинских спелеологов. Из знакомых лиц - Слава Андрейчук из Черновцов и многие киевляне. Находим Клима, который ведет нас в палатку связи. Здесь мы общаемся с подземной группой Горленко, Кузьменко, Поляков и Кабан (к.б.н.). Они слушают по телефону Розенбаума, завтракают и готовятся выйти из ПБЛ-970 на дальнейшее прохождение. Ребята затащили вниз 25 транспортных мешков. Уточняем с Климом сроки нашего прибытия (19-20 августа), а также характер нижней части пещеры. После обеда дискутируем с Андрейчуком и одним львовским спелеологом о перспективах Подольских (Озерная и Оптимистическая) и Буковинских (Золушка) лабиринтов. Ребята хотят съездить и в Цхалтубо. Со Славой мы, возможно, встретимся в Армении.
      По долине Орто-Балагана ползет туман, охлаждая разгоряченные тела и умы. Пора трогать назад. Паша с Татьяной неохотно поднимаются. У входа в п. Крубера (киевляне называют ее Вороньей) мы с Сергеем фотографируемся. Паша вновь задерживается на очередную консультацию. Взбираемся в облаках на перевал. Пока окликаем Пашу с Татьяной, откликается кто-то на хр. Берчиль. По голосу вычисляем В.Рогожникова, с которым обмениваемся новостями. У них был раскопан последний завал в Берчильской, но остановка на следующем завале.
      Забираем провод, ощутимо увеличивший мой груз - краска для Треугольника и Московской. Несмотря на облачность, солнце печет нещадно. Оставив Пашу с Татьяной позади, идем по гребню вперед. На спуске с Пирамиды наблюдаю необычный эффект - моя тень проецируется на туман, в радужном ореоле стереоскопически перемещаясь в пространстве. Красота! Но слайды в аппарате уже кончились.
      В лагере долго отдыхаем, узнаем новости и дожидаемся Павла, Татьяну и Мишу Дякина, ходившего на Треугольник. Он скомплектовал 9 модулей на наши выходы в Перовскую и Куйбышевскую.
      Под вечер киногруппа, встреченная Ефремовым и Семеновым ниже Мармитовой галереи, в полном составе дошла до ПБЛ, где непонятно как заночевала. Ленинградцы, организовав лагерь, сделали навеску в 20м колодец рядом с палаткой, но спускаться не стали - зачем же перенапрягаться!
      Вечером Сафронов с Илюшей традиционно дают очередной концерт, а наша четверка заседает в палатке Илюхина, поедая кальмаров и полусонно беседуя.

       7 августа, четверг
      Утром ребята уносят 6 подготовленных мешков в пещеру - они донесут их до верха К-107. Я долго собираю аппаратуру, перепаковывая ее из мешка в мешок. У сифона ребята отдыхают, готовясь к киносъемкам.
      Помывшись в бане, чиню разваливающиеся вибрамы. После обеда идем на фото во входную галерею Перовской. В 16 часов прозвонился Полуянов, который сообщил об окончании первого тура съемок - с Боровым и Яшкиным. Они уже поднимаются наверх, завтра будут сниматься другие герои - Ефремов и Семенов. Потом они двумя тройками пойдут с грузом наверх.
      На фотосъемку идем вместе с Сергеем, Паше и Татьяной. Вспышка барахлит и, похоже, кадры будут не очень. Илья не предупредил, что у него в аппарате всего один слайд, в результате кроме моего хорошего сюжета приходится засвечивать на порванной пленке еще несколько кадров. Паша ухитряется отснять почти все свои кадры в одном зальчике на леднике - у него "все отлично". Пока Сергей позирует, рядом с ним со свода падает ледяная глыба. Становится не очень уютно, но съемки продолжаем, Закончил наши съемки забитый синхроконтакт "Луча".

Здесь часть дневника записана в другой тетради

     12 августа, четверг
      Поднимаюсь вслед за Ильей. Веревку поднимаем наверх колодца, но не отвязываем, а оставляем для следующей экспедиции. Рядом с колодцем удобная площадка, где мы перекусываем, а точнее - доедаем сухофрукты, запивая их горячим чаем. Проходим уступ за уступом, колодец за колодцем. Усталость чувствуется все сильнее. Топосъемка отнимает много времени. Веревки приподнимаем на верх колодцев и оставляем - они еще пригодятся. Наверху отвесного 11м колодца оплетка веревки начала перетираться - известняк прошелся по ней как наждачная бумага. На следующий раз придется повесить здесь трос. Под 20м колодцем, несмотря на усталость, вновь восхищаемся изумительной красотой россыпей жемчуга. Пробую поднять некоторые из жемчужин, но не тут-то было - предусмотрительная природа как цементом прикрепила их к полу. Вновь по очереди поднимаемся к колодцу и маркируем веревку. Через 15 минут - грот, в котором мы оставили вещи. Снимаем с себя уже не нужные обвязки, отбираем из мешочков то, что может понадобиться на следующий год. К сожалению, это пяток шлямбурных крючьев, да несколько карабинов.
      Времени уже много - 5 часов утра. Пытаюсь вновь выйти на связь, но к сожалению, никто не отвечает - по-видимому, наши попытки заизолировать скрутку на ходовом конце были безрезультатны. Отпотевшая под гидрокостюмом одежда неприятно холодит. Усталость, помноженная на легкое переохлаждение, сковывает движения. Реакция замедленна, мозг как бы нехотя принимает решения. Хочется одного - как можно скорее пройти сифоны и добраться до спального мешка. Одна мысль, что гидрокостюм после долгого лазания где-то порван и может протечь, вызывает озноб. Рваные резиновые перчатки также не радуют.
     Стрессовое состояние перед погружением удивительно сочетается с медлительностью и заторможенностью, вызванной усталостью. Это чем-то сродни душевному параличу. Тревожное настроение усиливается при мысли о порванном ухе Ильи. Стараемся об этом не вспоминать хотя бы вслух. Одеваем маски, груза, ласты. Помогаем друг другу нацепить на бока баллоны. Открываем специальным ключом вентили. Давление в аппаратах еще достаточное. Полупустой мешок, в который мы складываем наше личное снаряжение, молоток, шлямбур и прочую дребедень, на этот раз транспортирую я - Илюше и так не сладко. Он идет первым, я следую за ним. С трудом захожу в первый короткий сифон - плохо обжался. В 55м сифоне также подтягиваюсь по проводу. Пузырьки воздуха постепенно выдавливаются из костюма. На уши начинает надавливать, продувание слабо помогает. Вновь бьюсь об стены узости, со второго захода на ощупь выплываю под ворота, где вода уже прозрачна. Быстро всплываю в колодце. Чувствую, что с уменьшением давления воздух наполняет одежду и даже грозит сорвать маску. Подплываю к узкому проходу, где с трудом помещаю мешок и один из баллонов. Отстегнутый мешок принимает Илья. Вскарабкиваюсь в проход и протискиваюсь между стен вперед. Еще одно озеро и мы сбрасываем наш груз на скалы. Руки закоченели, разогреться движением уже сложно - сил не так много.
      Хотя мы здорово устали, договариваюсь с Ильей, что мы относим часть груза к первому сифону, оттуда возвращаемся с топо, забираем оставшийся груз и тащим его к сифону. "Пресслюфт" перетягивает и без того растянутую поясницу, причиняя при каждом шаге тупую боль. Илья несет баллон и тяжелый мешок с ластами и легочниками. На уступах передаем груз, подтягивая его короткой веревкой. Распоры, протискивание над глыбой, лужи, глина, песок. Наконец-то сифон. Стаскиваем с себя баллоны, оставляем их здесь. Достаю топонабор - компас, пикетажку, рулетку. Начинаем медленно возвращаться ко второму сифону. Холод и усталость превращают эту в общем-то неутомительную процедуру в пытку. Где-то на пятом-шестом пикете Илья замолкает и только после повторного окрика сообщает азимут. Как он признался позже, сон его сморил стоя. Медленно и печально продолжаем замеры. Знаю, что мы сильно притомились и имеем моральное право вернуться, но не сделать эту работу - означает не состыковать до- и засифонные съемки. В прошлом году мы с М.Дякиным "снимали" здесь протекшим и затем разбитым компасом, а при построении углы поворотов брали на глазок. Илья еще пару раз засыпает по ходу движения, но сердиться на него у меня уже нет сил - мы здорово устали.
      В гроте перекуса забираем оставшиеся баллоны. Пару ласт, не вошедшую в мешок, несу на перевязи через плечо. Без конца чертыхаюсь на переламывающий поясницу баллон, хотя я должен бы на него молиться - без него нам путь назад заказан. Последний скользкий уступ, на котором мы передаем вниз наш груз и мы перед первым сифоном. Перспектива еще раз померзнуть не воодушевляет. Может быть, поэтому мы готовимся так долго. Карбидный свет почти погас - мы не рассчитывали на такое долгое пребывание за сифоном. В тусклом свете электрических фонарей не спеша копаемся в подводном снаряжении. Узкий крутонаклонный ход не дает развернуться. Привернуть редуктор и легочник к баллону, открыть вентили, надеть на себя маску, ласты, груза, закрепить на груди легочник, чтобы он не терялся в мутной воде, надеть на руку фонарь, а поверх маски каску - все это требует некоторой ловкости и силы. Сейчас у нас мало и того и другого. Помогаю Илье собраться и вручаю ему свой подводный фонарь - единственный надежный источник света, оставшийся у нас. У меня остается лишь тускло горящая фора на каске. Ничего, по ходовому концу доберусь, да и сифон этот я проходил за два года в разные стороны уже девять раз. Илья уходит первым. За его уши я уже не беспокоюсь - после "порыва" он не испытывает сложностей с продуванием. Илья ушел, а я продолжаю возиться со своим снаряжением. Наконец, все готово. Захожу в воду, быстро обживаюсь и с трудом ухожу под свод - плавучесть явно положительная. Слабый свет фонаря лишь в последнюю минуту вычерчивает из темноты нависающие выступы свода. Отталкиваюсь от них, одновременно подтягиваясь второй рукой за провод. Мешок, привязанный к поясу длинным куском восьмерки, совершенно не мешает движению. Взмученная вода сменяется чистой. Начинается подъем.
      Быстро всплываю в засифонном озере. Руки потеряли чувствительность. Впускаю в костюм воздух, становится теплее - значит не протек. Илья принимает мешок и помогает снять ласты, веревочки на которых наглухо затянуты. Ласты оставляем у сифона, а все остальное, не снимая, тащим на себе к площадке с аппаратами. Подняться распором по скользким скалам и затем пройти траверсом, также распором, , когда под тобой 5-6м, а на боках у тебя два тяжелых баллона и душащая маска на шее, не так-то просто. Полусифонная глубокая лужа и площадка. Быстро снимаем с себя все лишнее и бежим в лагерь. Света у нас почти нет, если не считать мой подводный фонарь.
      Проходим последний уступ, поворот и за тентом, перегораживающим проход, в свете свечи угадываем контуры палатки. Ребята не спят, встречают нас расспросами. Мы в ответ напеваем - "Провороним Перовскую - а зря…". Сергей быстро встает, чтобы приготовить еду, Миша помогает ему. Переодеваемся с их помощью. Илья, быстро поев супчика, заваливается спать - он сильно вымотался за день.

     13 августа, пятница
      Уже более 10 часов утра. Ем и сажусь за переписывание пикетажки. Если не вспомнить сразу все записи, потом половину не разберешь. Когда знаешь, какого труда это стоило, можно и потерпеть. К концу работы, на шестидесятых пикетах глаза слипаются, ручка выпадает из рук. Я уже засыпаю, но усилием воли заставляю себя закончить записи. Время уже обеденное - 13 часов. Совмещаю вчерашний ужин с завтраком и обедом. Попав в спальный мешок, моментально отключаюсь.
      Вечером в 21:30, а для нас с Ильей в кромешной тьме это утро, ребята будят нас на ужин. Сами они, чтобы не терять времени, занимались у полусифона упаковкой нашего обширного подводного снаряжения. Мы еще не до конца восстановились. - это заметно по апатичным, неспешным движениям и расслабленному состоянию. После еды беседуем на отвлеченные темы, лежа в нагретых спальных мешках. О пройденных сложных засифонных участках рассказывать не хочется - дело сделано, наверху прорисуем, тогда и расскажем. Впереди сложный день выемки. Рассчитываем по дням нашу дальнейшую работу на Арабике. Чтобы попасть в Куйбышевскую отдохнувшими, завтра надо начинать подъем. С мыслями о предстоящей работе и засыпаем.

     14 августа, суббота
      Вновь обретаем нормальный суточный режим. Встаем в 9 утра. После завтрака освобождаем площадку от палатки для укладывания спальников. Для этого с усилием запихиваем слегка отсыревшие и разбухшие спальные мешки в зеленые транспортники из прорезиненной ткани. Долго подбираем к ним самые широкие капроновые мешки. Для этого приходится переложить часть груза в другие мешки. Обилие мешков, освободившихся от продуктов, позволяет отыскать транспортники нужных размеров. Лагерь наводнен массой нужных и ненужных вещей. А сколько сил потребовалось, чтобы затащить их сюда? И сколько еще будет потрачено здоровья, чтобы поднять их на поверхность! Под землей оставляем лишь то, что будет необходимо на следующий год и не боится влаги - полиэтиленовые тенты, металлическая посуда, растяжки для тентов и пр. Тщательно упаковываем в мешок сухое горючее. Все, что оставляем, записывается в тетрадь Сергея.
      Я очень болезненно отношусь к замусориванию пещер, в замкнутом пространстве которых любые вмешательства человека проявляются особенно ярко. Вспоминаю броские спелеоплакаты французов - "Пещеры - не мусорные бачки!" и американцев, чей лозунг -"В пещере не делай ничего, кроме фотографий, и не оставляй ничего, кроме следов". Правда, иногда грязные следы на белоснежных кальцитовых натеках бывают страшнее брошенной батарейки - они практически не отмываются.
      Все эти мысли посещают меня в момент сортировки мусора на горючий - полиэтилен, и не совсем -отсыревшая бумага и прочий - севшие батарейки, луковая шелуха, тряпки, проводки, рукавицы и т.п., которые складывались в два больших полиэтиленовых мешка, стоявших на кухне. Хотя в ПБЛ-950 за это лето побывало 16 человек, мусора совсем немного - он весь умещается в половину транспортника.
      Запуская руку в мешок, чтобы выгрести очередную порцию мусора, ощущаю резкую боль. Так и есть - глубоко порезал подушечку пальца на правой руке. Кто-то бросил внутрь осколки пузырька из аптечки. Вспоминаю его теплыми словами и, залив рану йодом, пытаюсь забинтовать. Процесс укладки затягивается. Мы готовим обед, делая небольшой перерыв. Почти все собрано. Запаковываем и мои ласты с порванными пятками, которые пролежали целый год, ожидая ремонта. Ясно, что здесь переделать их сложно - будем реставрировать наверху.
      Груду собранных мешков фигурно складываем на площадке. Фотографирую это сложное сооружение. Время уже около 16:00 - пора подниматься. В лагере-600 начала работы ждут ребята, которые потянут мешки от Мармитовой галереи. По телефону сообщаем примерные сроки выхода, договариваемся о времени выхода на связь. Пересчитываем груз - 19 мешков. Среди них есть и небольшие - по 7-8 кг, но есть и тяжелые - почти 15 кг. Это ростовские "супербаллоны"

Здесь записи заканчиваются.

 

о клубе | новости | экспедиции | пещеры | библиотека | ссылки | форум | фотогалерея | снаряжение | промышленный альпинизм | спелеошкола | screen savers & wallpapers

Спелео снаряжение (Speleo equipment)
Спелео школа
Спелео школа



© 2000-10
Perovo
Caving Club